Радио Магнитогорска

В начале лихих 90-х годов я работал корреспондентом на «Радио Магнитогорска». Эта радиостанция обладала сумасшедшей популярностью в городе: каждый будний день 20-минутные (а по пятницам - двухчасовые) выпуски новостей по проводному радио слушали десятки тысяч жителей.

При радиостанции существовала «Школа юного журналиста» (ШЮЖ), организованная известным в городе репортером Александром Добчинским. Как главный редактор, Добчинский отдавал преимущество оперативной, острой, иногда скандальной информации. Острой критике подвергались городские власти, депутаты всех уровней, руководители муниципальных

служб, сотрудники правоохранительных органов и даже криминальные авторитеты. Все это приносило Добчинскому большие проблемы, а нам, юным корреспондентам, добавляло адреналина в кровь.

В декабре 1991 года была сформирована первая группа ШЮЖ, куда попал и я. На радиостанции работали как штатные, так и внештатные корреспонденты.

Летом 1992 года мы передали материал о том, что у одного из радиокорреспондентов на ярмарке произошел конфликт с криминальным авторитетом по кличке Хома (или Фома - не помню точно). Этот человек крышевал рынок и был недоволен вниманием к нему со стороны прессы. Наш пожилой внештатный корреспондент имел опыт службы в спецназе, поэтому его конфликт с Хомой-Фомой кончился рукопашной схваткой, и криминального авторитета увезли на скорой с переломом руки. Передача прошла утром, а днем я, как дежурный корреспондент, собирал материалы для завтрашней передачи. Со мной в редакции были только три девушки: редактор, секретарь и корреспондент. Тут неожиданно приходит этот авторитет - мужик под два метра ростом. А у нас в редакции ни охранников, ни проходной, ни камер видеонаблюдения. И я - единственный мужчина (мне 17 лет) в редакции - был вынужден выслушивать от громилы тирады типа:

- Я - Хома (Фома)! Я на рынке главный! Кто меня бил? Посмотри на мои руки, корреспондент, и подумай, у кого сейчас действительно будут, увечья?

При моей комплекции тягаться с ним было бесполезно.

Чтобы потянуть время, я предложил ему поразмыслить: кто из конкурентов может копать под него, авторитетного Хому-Фому? Кто мог представиться его именем и получить от пожилого человека кренделей? Ведь не мог же, в самом деле, немолодой корреспондент поколотить известного всем Хому-Фому? Тут у него что-то мелькнуло в голове. Задумавшись, он сказал:

- Спасибо, братан.

И ушел. Потом мы уже могли соображать и даже со смехом рассказывать об этом случае главному редактору. Посмеявшись, Александр Добчинский дал указание подготовить сообщение об этом визите для следующей передачи. Потом мы еще несколько дней ожидали повторного визита криминального авторитета. Но с тех пор о нем почему-то больше ничего не было слышно.

Были и другие конфликты с бандитами. Иногда по ночам горели торговые точки фирмы «ДиК» (Добчинский и компания). Один из бывших боксеров-рэкетиров, а параллельно бизнесмен и местный депутат жаловался представителю губернатора на то, что его по радио обзывают «криминальным авторитетом». Потом он погиб в результате заказного убийства.

Говорят, что в Магнитке даже была организована криминальная сходка, на которой решалось, что делать с Добчинским и его резвыми корреспондентами. Вроде решили, что трогать не будут. Зато за компанию Добчинского плотно взялись власти. В 1993 году радиостанция была на некоторое время закрыта, в 1997 году - уже навсегда. Передачи «Вечернего Магнитогорска» с перебоями выходили до конца лихих 90-х. Затем Александр Добчинский несколько раз пытался реанимировать радиостанцию. Но отсутствие финансирования, десятки судебных процессов против редакции и иные препятствия заставили его прекратить журналистскую деятельность. В 2015 году он тихо скончался в одинокой холостяцкой квартире. А его юнкоры и ученики разлетелись по всей стране: некоторые работают в Москве и Челябинске, пишут книги.